За подписью — в церковь

03.08.2018

Как в Белгородской области не пускают делать аборты. Практический опыт. 
Белгородской областной клинической больнице уже два года как вообще не делают аборты. Несмотря на то, что это бюджетное учреждение, больница носит имя Святителя Иоасафа, и ее руководство недавно отказалось от лицензии на прерывание беременности.
Уже больше пяти лет жительниц Белгородской области, по заведенной мэром традиции, перед абортом приглашают на беседы с православным священником и психологом. Без их подписей некоторые врачи отказываются делать операцию. Русская служба Би-би-си узнала, как работает эта система.
«Творческо-духовная матрица»
Белгородскую область называют «самой русской в России». В области больше 150 церквей, большинство в шаговой доступности. Храм, церковь или часовня есть при каждой больнице. Священники ходят на выпускные балы в школы и на 1 сентября.
Агроном по образованию, 68-летний губернатор Евгений Савченко управляет регионом третий десяток лет — в прошлом году занял кресло в седьмой раз.
Выступающий за просвещенную монархию Савченко давно и близко знаком с патриархом Кириллом. Задачей своего последнего губернаторского срока он назвал вывод региона из «материальной» в «творческо-духовную матрицу».
За это время Савченко воцерковился и принял единственный в стране «Закон о духовной безопасности». По нему на Белгородчине:
— штрафуют клиентов проституток
— в школах и университетах запрещено праздновать день «святого Валентина» и «Хэллоуин»
— впервые среди руководителей регионов была ограничена продажа алкоголя, что распространилось потом по всей России
— здесь запрещают концерты рэперов Noize MC и Фейса, и заодно музыкантов, играющих в жанре «хэви метал», считая их «духовно опасными»
— отменяют спектакли современных эпатажных драматургов (Ивана Вырыпаева и Евгения Гришковца).
«Надо рожать»
Который срок одна из главных задач политики Савченко — сокращение числа абортов. Главам районов губернатор не раз говорил, что демографические показатели — главный критерий оценки их работы. Он призывал чиновников «вести разъяснительную работу среди женщин по абортам».
«Надо вникнуть в ситуацию с абортами и убеждать всех, кто на него идет, — надо рожать. Меньший грех потом отказаться от ребенка, чем убить его. Вот из двух грехов надо выбирать меньший. Ведь у нас система работы отлажена — в детских домах стоят очереди, чтобы получить ребенка. Так что пусть рожают», — говорил Савченко на заседании правительства.
По плану властей благодаря «профилактической работе» до 2025 года абортов в области должно стать на 20% меньше.
Что же это за работа?
Протоиерей Евгений Колесников: «Я занимаюсь этим пятый год. Приходят и сомневающиеся женщины, и убежденные материалисты. Это очень тяжелые беседы. Они ругаются. Говорят, вы не разбираетесь, до каких-то недель это просто зародыш и можно делать [аборт]. Но это же не твоя жизнь! И не муравья, не животного, а человеческая. Человек просто пытается заглушить совесть такими разговорами».
В Старом Осколе, городе в Центральном Черноземье с 250 тысячами населения, к нему приходят женщины, которые хотят сделать аборт. По заведенному в области с 2012 года порядку перед операцией им предлагают поговорить с психологом, священником и принести в женскую консультацию их подписи на обходном листе.
«Я изначально всем говорил, что моя подпись никак не может являться благословением на аборт, — рассказывает отец Евгений. — Это только отметка о том, что женщина пришла, и мы побеседовали. Но были случаи, когда я вообще не смог ничего написать. Посчитал себя морально не в праве. Потому что я понимал, что женщина относится к этому как к моему разрешению. А я ей говорю — решение в любом случае за вами. Конечно, когда не подписываю, чувствую, что обида остается в глубине души у женщины. Но ей и без подписи священника обязаны сделать — по закону».
Именно к отцу Евгению в белоснежный храм Рождества Христова майским вечером 2017 года пришла 25-летняя Мария Бузаева. У нее уже было трое сыновей — четырехлетний Паша, трехлетний Егор, двухлетний Никита, и недавно она узнала о четвертой беременности. Ее не планировали: Бузаева забыла вовремя выпить противозачаточную таблетку. Растить четвертого денег не было, и муж сказал: «Только аборт».
Все это она рассказала священнику, держа в руках обходной лист. В нем уже стояла подпись психолога антикризисного центра, дело было за батюшкой.
«Он прочитал мне лекцию и сказал, что ничего не подпишет. Говорит, молодая еще, детей не будет больше. А я ему отвечаю — у меня уже трое, куда! Не подписал. И как батюшку я его вообще-то понимаю. Приехала домой, муж не поверил, начал кричать, что за бред они придумали, какое разрешение», — рассказывает он.
На следующий день Бузаева снова поехала в храм. Без мужа — не с кем было оставить детей. «Вошла, встала и смотрю на него», — имя батюшки Мария вспоминает не сразу, путает со священником, который в те же дни крестил ее среднего сына Егора. «Девушка, мы с вами уже вчера разговаривали. Не могу я такое подписать», — сказал ей отец Евгений.
Бузаева поехала в консультацию. Там, по ее словам, врач сначала вовсе не приняла ее без обходного листа. Потом еще выяснилось, что у беременной плохие анализы.
«К Богу с конституцией»
«Никто женщину ни к чему обязать не может», — говорит председатель антикризисного центра для женщин в Старом Осколе Юлия Углянская. К психологам «Ангела» приходят на прием перед абортом.
«Наша задача — помочь женщине в трудной ситуации. Мы не давим, никого не уговариваем. Мы пытаемся помочь принять сложное, но верное для женщины решение. Потому что уничтожать наших детей — бесчеловечно», — рассказывает Углянская.
Центр выдает нуждающимся кроватки, коляски, вещи для детей. Есть частный дом на несколько комнат, приют, где женщина может бесплатно пожить. В «Ангеле» можно оставить ребенка под присмотром на пару часов. Раз в месяц малоимущие получают продуктовые наборы: крупы, вафли, растительное масло.
У центра 800 подопечных семей. В «Ангеле» считают так: за 2017 год к ним пришло 154 намеревающихся сделать аборт женщины, 32 из них сохранили беременность — это те, кто после родов вернулись в антикризисный центр уже с ребенком.
Агностики, мусульмане и люди другой веры вправе не идти к священникам, говорит отец Николай. «Но мусульмане, как правило, и не делают аборты. Но бывает, что мусульманки все равно приходят. Относятся, кстати, к разговору гораздо уважительнее, чем многие православные. А человек, которая на Пасху яички святит, будет сидеть и доказывать, что у нее есть право на убийство. Вообще спорят много и ругаются. Но мы что, на страшный суд к Богу с конституцией Российской Федерации придем или с декларацией прав и свобод, будем тыкать, господи, смотри, вот там написано?» — рассказывает отец Николай.
«Мама, милая, родная, я молю, не убивай»
Вообще активных пролайферов в Белгородской области много. Учитель рисования Кристина Юдина с 2013 года занимается в Белгороде акциями против абортов и открыла в области отделение всероссийского движения пролайферов АНО «За жизнь».
«Мы ходим по улицам, показываем вот это», — она достает из сумки розовый муляж эмбриона, бархатный и мягкий. Специальных резиновых кукол российские пролайферы заказывают в США у единомышленников.
Набор из трех моделей вместе с доставкой стоит около 14 тысяч рублей. Деньги на них собирают со сторонников антиабортного движения и бесплатно высылают в регионы в женские консультации, священникам и частным гинекологам, чтобы те показывали их желающим сделать аборт. Активисты в Белгороде еще сами рисуют зародышей на фасолинах — так, по словам Юдиной, выглядит плод на шестой неделе развития.
«Молодежь их в руки боится брать. Одна женщина возмущалась, что мы к прохожим пристаем, говорила, что сама делала аборты и это нормально, доказывала, что ничего там внутри нет на раннем сроке. А мы ей говорим — закройте глаза и протяните руку. И положили в руку этого эмбриончика. Ей стало плохо», — вспоминает Юдина.
В конце прошлого года активисты «За жизнь» собрали по всей России 1 200 000 подписей за запрет абортов в стране и в 98 коробках привезли их в администрацию президента. На ежегодной пресс-конференции Владимир Путин ответил на это, что «ломать через колено никого нельзя, но беременных поддерживать очень важно».
Сейчас, по словам Юдиной, пролайферы ходят по торговым центрам и задают посетителям вопросы вроде: «Знаете ли вы о том, что гормональные контрацептивы и внутриматочные спирали предотвращают не зачатие, а имплантацию зародыша в матку, то есть прерывают зачатую жизнь?»
Тесные отношения у пролайферов Белгородской области и со всеми университетами, институтами и колледжами. По словам Юдиной, все ректоры их знают, часто сами приглашают выступать.
В компании психолога, священника и гинеколога борцы с абортами проводят семинары в белгородских вузах почти каждый месяц. Посещение, по словам активистки, добровольное, но о семинарах студентам сообщает деканат, развешивают объявления в зданиях, рассказывает куратор курса, и меньше ста человек на них не бывает.
Показывают фильм «Тайна природы женщины» о том, что мужчину надо привлекать терпимостью, а реализоваться женщина может только как мать и хозяйка. Показывают рисованный клип украинской певицы Алеши об аборте со словами: «Я не сумел скрыть твои следы и в глубине зажегся жизни свет».
Только недавно отказались от показов «Безмолвного крика» — известного американского фильма, в котором изображен процесс аборта через ультразвук и утверждается, что плод во время операции вскрикивает от боли и дискомфорта. Этот популярный агитационный материал многие медики критикуют за дезинформацию, но в Белгороде его перестали показывать по другим причинам: «Многие боялись, это очень сильный фильм, мы решили сконцентрироваться на положительных эмоциях».
По женским консультациям белгородского района активисты расставили 46 стендов «СТОП АБОРТ», которые бесплатно отправляют по России из петербургского Фонда защиты детей, материнства и детства. На них, среди прочего, есть стихотворение «Последний разговор с мамой» со словами: «Мама, милая, родная, я молю, не убивай, мне еще так рано в рай».
Скоро они будут стоять и во всех городских поликлиниках, потому что получилось наладить сотрудничество с департаментом здравоохранения, обещает Юдина. Хотя, замечает она, отношения в Белгороде у пролайферов с врачами хуже, чем в Старом Осколе, где все очень близки с церковью.

Олеся Герасименко Русская служба Би-би-си 
https://www.bbc.com/russian/features-44281632
Поделиться в соцсетях:

Поиск

Икона дня

Календарь

Мы в ВКонтакте

Мы в Facebook

Архив новостей

Яндекс.Метрика
Октябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031