«Враг бессилен против нашей правды и воли к победе!»

28.01.2019

27 января 2019 г. исполняется 75-я годовщина снятия Блокады Ленинграда.
Блокада… Почти 900 дней голода, унесшего жизни около миллиона человек, холода, бомбежек и артобстрелов. И в то же время — страшный и великий всенародный подвиг, постоянные попытки прорвать вражеское кольцо, неусыпный тяжелый труд в городе-фронте, удивительное человеческое самоотвержение.
Сегодня в Самарской области живут 313 человек, которые были непосредственными участникам страшных событий блокады. В честь великой даты от главы региона они получат подарки. Из Санкт-Петербурга каждому ветерану доставят памятный знак «В честь 75-летия полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады», который учрежден правительством Северной столицы.
Блокада Ленинграда началась 8 сентября 1941 года, в день святых Адриана и Наталии, в день Сретения Владимирской иконы Божией Матери. Неоднократные попытки прорвать ее увенчались успехом в Крещенский сочельник — 18 января 1943 года. Был прорублен сухопутный коридор на Большую землю, через который пошли поезда с продовольствием, что серьезно облегчило положение города.
Однако враг находился в непосредственной близости и продолжал обстреливать Ленинград. Насущно стояла задача полного освобождения города от вражеской блокады, и она была осуществлена в январе 1944 года.
И здесь нельзя не сказать о духовном оружии – о молитве православных жителей города за Победу, о духовной жизни блокадного духовенства и мирян. В Ленинграде к моменту начала блокады было 10 православных церквей, преимущественно кладбищенских, около 30 священнослужителей. Средний их возраст – 50 лет. И, тем не менее, они достойно исполняли свой пастырский долг. Большинство из них отказалось уехать, а те, кто были эвакуированы (как, например, владыка Симеон (Бычков)), перед этим дошли до крайней степени истощения.
Богослужение в соборах и кладбищенских церквях совершались под артобстрелом и бомбежками, по большей части ни клир, ни верующие не уходили в убежища, только дежурные постов ПВО становились на свои места. Едва ли не страшнее бомб были холод и голод. Службы шли при лютом морозе, певчие пели в теплой одежде. От голода к весне 1942 года из шести клириков Преображенского собора в живых осталось лишь двое – протопресвитер П. Фруктовский и диакон Лев Егоровский. И тем не менее, оставшиеся в живых священники, по большей части преклонного возраста, несмотря на все трудности и испытания, продолжали служить. Вот как вспоминает Милица Владимировна Дубровицкая о своем отце – протоиерее Владимире Дубровицком, служившем в Князь-Владимирском соборе: «Всю войну не было дня, чтобы отец не вышел на работу. Бывало, качается от голода, я плачу, умоляя его остаться дома, боюсь – упадет, замерзнет где-нибудь в сугробе, а он в ответ: “Не имею я права слабеть, доченька. Надо идти, дух в людях поднимать, утешать в горе, укрепить, ободрить”». Добавим, что Милица Владимировна всю войну проработала в концертных фронтовых бригадах, временами – на передовой, а вторая дочь отца Владимира, Лариса, воевала на фронте. (далее…)

Поиск

Икона дня

Календарь

Мы в ВКонтакте

Мы в Facebook

Архив новостей

Яндекс.Метрика
Январь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек   Фев »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031