После октябрьской революции 1917 года начались гонения на Русскую Православную церковь. В феврале 1918 года был принят декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви». Несмотря на провозглашенный в декрете принцип свободы совести, предпочтение в нашей стране было отдано воинственно-атеистической идеологии.

Согласно декрету, все капиталы церквей подлежали национализации, религиозные общества лишались прав юридического лица. Отдельным членам этих обществ предоставлялось право устраивать только складчины на приобретение для церковных целей имущества.

Для практического проведения в жизнь этого декрета на местах создавались специальные комиссии. Впоследствии все дела, связанные с религиозными организациями, перешли в ведение секретаря райисполкома (затем горисполкома).

Практически отделение Церкви от государства в Ставрополе и его селах происходило следующим образом. Священники были обязаны составить подробную опись всего имущества, находящегося в храме. После сверки имущества назначалось общее собрание верующих, на котором представитель ставропольского уездного исполнительного комитета зачитывал декрет об отделении Церкви от государства и от имени советской власти передавал весь храм со всем имуществом в бесплатное пользование религиозного общества. Затем представитель ставропольского уездного исполкома и верующие подписывали договор. В нем говорилось: «Храмами и всеми находящимися в них богослужебными предметами обязуемся мы пользоваться и предоставлять их в пользование всем нашим единоверцам исключительно для удовлетворения религиозных потребностей».

История православия г. Ставрополя в период голода (1921-23гг).

В 1921 году наш край оказался в эпицентре ситуации голода в России Патриарх Тихон обратился тогда к верующим с призывом помочь голодающим. Призыв Церкви был услышан: православные христиане сдавали в фонд помощи голодающим не только деньги, но и находящиеся в храмах драгоценные вещи, не имеющие богослужебного употребления.

И в это же самое время В. И. Ленин призвал «именно теперь дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий». На местах были созданы комиссии по изъятию церковных ценностей.

В апреле 1923 года такая комиссия была создана и в Ставрополе. И хотя по инструкции должны были изыматься только лишние предметы, фактически изымалось все: антиминсы, дарохранительницы, кадила, потиры, дискосы, брачные венцы, шитые воздухи, фелони, подризники, плащаницы и др. Комиссия не изъяла только иконы и книги. Таким образом, в церквях Ставропольского района было изъято 9 пудов серебряной церковной утвари. Священники, сопротивлявшиеся изъятию, были арестованы.

Антирелигиозная пропаганда в г. Ставрополе в период коллективизации (20-30 годы ХХ века)

В связи с коллективизацией, широкое распространение получило антирелигиозное движение за снятие церковных колоколов. Оно проходило под лозунгами: «Заменим колокольный звон шумом машин!», «Построим из церковных колоколов безбожную тракторную колонну!» В образованный Всесоюзный фонд тракторизации стали снимать колокола с церквей и зачислять их стоимость в этот фонд. Оставили во всех церквах Ставропольского района только по одному колоколу «для нужд пожарной охраны».

Чтобы ослабить влияние церкви на население в религиозные праздники, комсомольцы и молодежь старались проводить в эти дни свои атеистические мероприятия. Широкое распространение получили тогда «комсомольские пасхи», «комсомольское рождество». В Ставрополе «комсомольское рождество» впервые проводилось 19 января 1923 года. Накануне, 7 и 8 января, в ячейках прошли комсомольские собрания, на которых ставились доклады: «Возникновение религии», «Нужна ли нам вера в бога?»

Среди других антирелигиозных мероприятий, проводившихся в Ставрополе в 20-30 годы, следует отметить инсценировки, различные игрища, устраиваемые комсомольцами. Встречались случаи, когда во время пасхальной службы, когда совершался ход вокруг храма, молодежь устраивала «шумовой оркестр». Всё больший размах в эти годы приобретала атеистическая пропаганда. Передовым отрядом тех, кто требовал разру¬шения церквей, стал Союз воинствующих безбожников. При Ставропольском уездном отделе народного образования было зарегистрировано отделение этого союза.

Гонения на ставропольское священство (20-30 гг. ХХ века)

Вместе с антирелигиозным, атеистическим наступлением, Церковь подвергалась жестоким административным гонениям. Ставропольский райисполком, в соответствии с инструкцией ВЦИК, сначала лишил всех священнослужителей избирательных прав, а затем приравнял их к категории кулаков. Таким образом, тяжесть раскулачивания задела служителей Церкви в первую очередь. Лишенные избирательных прав пытались жаловаться, но в большинстве случаев безуспешно.

Начиная с 1923 года, по Ставрополю прокатилась волна арестов православного духовенства. В 1929 году был арестован, осужден и сослан на 3 года в лагерь по статье 58-10 протоиерей Александр Андреевич Введенский. Свой срок он отбывал в г. Енисейске Красноярского края. Освобожденный в 1932 году, отец Александр умер в следующем, 1933 году.

В 1923-1937 гг. неоднократно арестовывался священник Федор Федорович Григорьев. Аресту подверглись еще несколько ставропольских священнослужителей: протоиерей Дмитрий Алексеевич Терпигорьев, священник Владимир Александрович Никольский, священник Александр Петрович Некрасов, диакон Константин Вячеславович Полянцев. Все они были расстреляны. Впоследствии все эти священнослужители были реабилитированы.

В 1930 в г. Ставрополь было переведено управление Волгострой и открыт лагерь Самарлага для проведения работ по очистке дна будущего водохранилища и переноса населенных пунктов на новые строительные площадки. В числе многих в лагерь Самарлага попадали и священники, которые, как и другие заключенные, умирали от непосильной работы и лишений.

Закрытие и осквернение храмов г.Ставрополя (1930-1936 гг.)

Троицкий собор в г.Ставрополе был закрыт постановлением Президиума Куйбышевского облисполкома от 15 ноября 1936 года. Оно было утверждено решением Президиума Верховного Совета РСФСР 27 января 1939 года. Церковный совет от имени 500 верующих города Ставрополя обратился с просьбой об отмене решения, но получил отрицательный ответ. В результате в Троицком соборе на несколько лет было устроено зернохранилище.

Успенскую церковь закрыли в 1930 году, превратив в Дом культуры, а церковное имущество конфисковали. По иронии судьбы здесь в 1951 году состоялся первый сход ставропольчан, посвящённый переносу города на новое место.

Никольский храм постигла та же участь. Когда в церквах перестали совершаться службы, местная жительница Пелагея Булыгина стала собирать верующих в каком-либо доме и служить за священника всенощную и часы. Это было весьма распространенным явлением в те годы.

В начале 30-х годов власти установили категорический запрет на все крестные ходы, соборование больных и умирающих на дому. Так, 3 апреля 1931 года было запрещено пасхальное богослужение в Ставрополе под предлогом опасности «стать очагом распространения кори, скарлатины, сифилиса и гриппа». А 29 апреля с той же аргументацией ставропольские власти запретили крестный ход.

 

Икона дня

Календарь

Яндекс.Метрика